Косвенные меры: за что российские мобильные операторы платят США

В начале марта стало известно, что МТС может выплатить американским регуляторам штраф в размере $850 млн в рамках мирового соглашения по так называемому узбекскому делу, фигурантами которого еще в 2014 году стали крупные российские и европейские компании, а также представители политической элиты Узбекистана.

Дочь первого президента Узбекистана обвинили во взятках на $865 млн

Оператор может стать первой российской компанией, вынужденной заплатить столь крупную сумму по требованию американских ведомств, однако, как отмечают эксперты, речь в данном случае, вероятнее всего, идет вовсе не о последствиях коррупционного скандала, а о косвенных санкциях, направленных против России. При этом не исключено, что выплата штрафа поможет МТС избежать куда более серьезных рисков, в том числе и для своих абонентов. Подробнее — в материале «Известий».

Третий пошел

Антикоррупционное расследование по так называемому узбекскому делу было инициировано министерством юстиции США и комиссией по ценным бумагам страны в рамках экстерриториального действия закона о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act, FCPA) еще в 2014 году. Помимо узбекской «дочки» российского телеком-оператора МТС, фигурантами тогда стали и другие крупные европейские компании. В том числе компания Veon (бывший Vimpelcom, бренд «Билайн» в России и Узбекистане) и шведско-финский концерн Telia. Базирующийся в Нидерландах Veon в 2016 году уже выплатил США около $800 млн, еще более $960 млн заплатил в американскую казну шведско-финский концерн. Все три компании обвинялись в том, что, по мнению расследователей, передавали крупные суммы членам семьи первого президента Узбекистана для того, чтобы расширить бизнес на территории страны. В том числе, по мнению американского следствия, такие платежи перечислялись местным фирмам, связанным со старшей дочерью Ислама Каримова Гульнарой Каримовой.

Против МТС, в частности, были выдвинуты обвинения в том, что компания совершала такие платежи при выходе на национальный рынок в 2004–2007 годах, а также при приобретении частот и закупке оборудования. Внимание европейских и американских регуляторов к ситуации на телекоммуникационном рынке Узбекистана и к деятельности Гульнары Каримовой привлекла история 2012 года, когда местные власти обвинили «дочку» МТС в том, что она якобы нарушала налоговое законодательство страны. За этим последовал ряд жестких мер — в том числе проверки и арест топ-менеджеров, борьба закончилась вынужденным уходом МТС с рынка Узбекистана и потерей своего узбекского актива.

В самую дочку: почему Гульнару Каримову перевели в колонию

Кому достанутся миллионы «принцессы» Узбекистана

Вскоре после этого сама Гульнара Каримова, ранее считавшаяся одним из наиболее вероятных кандидатов на то, чтобы занять пост своего отца, лишилась сначала покровительства Ислама Каримова, а затем и вовсе была отправлена в заключение по обвинениям в крупных хищениях, которые выдвинула против нее прокуратура Узбекистана. Однако следствие, начатое к тому моменту регуляторными ведомствами США, ни уход МТС с рынка страны, ни борьба узбекских элит не остановили.

Своим — преференции, чужим — штрафы

При этом по-прежнему неясно, насколько объективным было следствие и было ли наказание, которое понесли все вовлеченные в «узбекское дело» компании, соразмерно допущенным ими нарушениями. Так, в феврале 2019-го суд Стокгольма оправдал бывших руководителей компании Telia, которая, напомним, заплатила американским властям почти миллиардный штраф. По мнению судей, обвинение так и не смогло предоставить весомых доказательств самих фактов взяток.

В случае с МТС у экспертов также вызывает вопросы размер штрафа, который предстоит выплатить компании. Он сопоставим с суммами, ранее выплаченными другими фигурантами, даже несмотря на то, что компания вынуждена была вовсе покинуть узбекский рынок. На это в том числе указывает Рустам Курмаев, управляющий партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры».

«С учетом полной потери бизнеса в Узбекистане МТС могла бы рассчитывать на меньший штраф по сравнению с другими фигурантами «узбекского дела», однако заплатить она может примерно наравне с ними», — говорит эксперт. — Возможно, такую сумму выписали потому, что компания российская. Также возможно, что компания могла долгое время не соглашаться со всеми пунктами обвинения».

Впрочем, у истории с «узбекским делом» есть и другая сторона. Вашингтон и ранее подозревали в том, что экстерриториальное действие американских законов (это означает, что применять их можно в том числе в отношении компаний, действующих вне территории США) там использовали в основном для того, чтобы обеспечивать преференции американским корпорациям.

Дочь экс-президента Узбекистана попала под санкции США

В течение последних лет штрафы объемами в миллионы долларов в казну страны выплачивали гиганты европейского и латиноамериканского рынков. В том числе германские Siemens, Volkswagen, Deutsche Bank, французские Societe Generale и Alstom, бразильская Petrobras. В то же время, как свидетельствуют данные FCPA, из 10 наиболее крупных дел, возбужденных в рамках антикоррупционных расследований за рубежом с 2010 года, только два были заведены в отношении компаний из США. Кроме того, в некоторых случаях активы зарубежных компаний в результате переходили именно американским игрокам. Например, как писал The Economist, французская энергетическая и транспортная группа Alstom в итоге вынуждена была продать наиболее важные активы своему американскому конкуренту General Electric.

С восточной спецификой

Еще более красноречивым может служить пример самого Узбекистана. Так, деятельность работающих в стране американских корпораций не вызвала вопросов у расследователей из США, даже несмотря на то, что некоторые из этих компаний, возможно, были связаны с представителями местной политической элиты. В частности, The Wall Street Journal и Financial Times ранее объясняли первоначальный успех Coca-Cola на узбекском рынке партнерством корпорации с бывшем мужем Гульнары Каримовой Мансуром Максуди. Именно близость к правящей семье позднее сыграла с компанией злую шутку: после развода супругов доля в совместном с Coca-Cola предприятии перешла под контроль «узбекской принцессы», а в 2014 году, после того как она сама попала в немилость, по обвинениям в мошенничестве были арестованы топ-менеджеры этого предприятия. Об этом писало европейское агентство France-Presse. Кроме того, по данным российских и узбекских СМИ, пока General Motors был совладельцем GM Uzbekistan, при реализации продукции автопроизводителя-монополиста процветала коррупция. И такая ситуация, по мнению специалистов, для рынка Узбекистана была типичной.

«При большом желании за финансовые нарушения в Узбекистане можно привлечь практически любого иностранного инвестора. Раньше работать по правилам там было трудно, а от прессинга Гульнары Каримовой никто не был застрахован. Барьеры существовали повсеместно — от внешнеторговых операций и покупки активов до благотворительности», — считает Даниил Кислов, эксперт по Центральной Азии, директор интернет-издания «Фергана.ру».

Только начало: лидеры РФ и Узбекистана расширяют сотрудничество

Владимир Путин и Шовкат Мирзиеев открыли путь к стратегическому партнерству

«Санкционный» штраф

Впрочем, в случае с «узбекским делом» можно предположить, что американские регуляторы в своих действиях опираются не только на финансово-экономические, но и на геополитические соображения. Так, стоит вспомнить, что расследование против российских Vimpelcom и МТС началось весной 2014 года — практически в то же время, когда в Крыму был проведен референдум, по итогам которого жители полуострова высказались за его присоединение к России. Поэтому и теперь решение выписать крупный штраф российскому телекоммуникационному оператору в целом можно расценивать как очередные косвенные санкции США в отношении российской экономики, убежден политолог Евгений Минченко.

«Сегодня Россия в глазах американского истеблишмента демонизирована, так что крупным российским компаниям и предпринимателям может достаться за что угодно — за Магнитского, Крым, Донбасс, предполагаемое вмешательство в американские выборы, Скрипалей… США ввели санкции в отношении российских госкомпаний, а штраф для МТС — свидетельство того, что США теперь подбираются к крупному частному несырьевому бизнесу из России» — рассуждает он.

Избегая худшего

Безусловно, для компании, деятельность которой никак не связана не только с Соединенными Штатами, но и с экспортом на внешние рынки в принципе, попадать под санкции особенно обидно. В отличие от игроков, «завязанных» на внешние рынки, МТС — инфраструктурная компания, имеющая особое значение в первую очередь для внутреннего рынка страны. Именно в России генерируется более 90% выручки оператора, который обеспечивает связью население, бизнес и государство. В то же время компания является активным участником глобального экономического рынка. В том числе акции МТС с 2000 года котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже. Именно листинг на этой бирже стал одной из причин, по которой МТС привлек столь пристальное внимание американских регуляторов. И в этой ситуации не исключено, что выплата штрафа, даже такого крупного, может быть не самым худшим выходом для оператора.

И никакого ханства

Каким стал Узбекистан через год после смерти Ислама Каримова

«За всю историю FCPA редкие компании осмеливались судиться с американскими регуляторами. Вероятность получения положительного судебного акта по данным делам крайне низка. Соответственно, выплата штрафа по мировому соглашению для компаний — единственный разумный выход в таких ситуациях. Перевод спора в судебные инстанции на территории США повлечет за собой увеличение претензии и многолетние тяжбы», — отметил партнер юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич.

По его словам, если бы не возможность досудебного урегулирования, МТС могла бы столкнуться с полноценными санкциями со стороны США. Например, с разрывом роуминговых соглашений с американскими и европейскими операторами или потерей контрактов с западными поставщиками оборудования, на котором сегодня в России построены сети практически всех операторов.

О том, что сторонам так и не удалось прийти к компромиссу и риск дальнейших санкций сохраняется, косвенно может свидетельствовать также объявление МТС о возможном уходе с Нью-Йоркской биржи: об этом стало известно в феврале 2019-го, когда в компании заявили о пересмотре своей акционерной стратегии. Именно поэтому, по мнению экспертов, решение МТС пойти на мировое соглашение с американскими регуляторами в данном случае может оказаться единственно верным.

Источник: iz.ru

Добавить комментарий