Турецкий цугцванг

Россия и Турция пока не договорились о цене на газ. «Турецкий поток» находится в высокой степени готовности, первая нитка будет введена в эксплуатацию уже в этом году. У сторон осталось мало времени на переговоры. Но чем дольше Анкара медлит, тем больше ей придется платить.

«Турецкий поток» возник в конце 2014 года как замена «Южного потока». На сегодняшний день этот проект предполагает строительство двух ниток мощностью по 15,75 млрд куб. м в год каждая. Первая нитка предназначена для удовлетворения спроса в самой Турции, а вторая строится до границы с Евросоюзом. Предположительно, к 2021 году будет готова газотранспортная инфраструктура на территории ЕС, предназначенная для поставок российского голубого топлива с территории Турции потребителям на Балканах, в Венгрии и, возможно, Италии.

На встрече президента России Владимира Путина и главы Турции Реджепа Эрдогана, которая состоялась в начале этой недели в Москве, было отмечено, что строительство сухопутной части «Турецкого потока» продолжается по плану, но стороны пока не пришли к взаимовыгодному соглашению о цене на российский газ, который будет поступать по новому газопроводу.

Вопрос формулы цены тянется с 2015 года. Уже тогда полуофициально объявлялось желание турецкой стороны получить скидку в 15% или больше. Россия якобы предлагала более скромные 5-10%. Затем последовала целая череда событий, которые отодвинули вопрос цены на второй план.

Сначала произошел трагический инцидент с бомбардировщиком Су-24 в Сирии. Отношения между Россией и Турцией обострились. Реджеп Эрдоган и другие официальные лица заявляли, что откажутся от российского газа, нарастив закупки у других продавцов. Разумеется, это звучало как пустое бахвальство. Но на какое-то время «Турецкий поток» поставили на паузу.

Затем последовала попытка свержения Эрдогана. Не без поддержки со стороны России она провалилась. Отношения между нашими странами вновь потеплели. «Турецкий поток» перешел в активную фазу реализации. Уже в ноябре 2018 года завершилось строительство морского участка. «Труба» вышла на сушу, а с ней всплыл и вопрос цены.

Турция действительно имеет право рассчитывать на скидку. И на то есть несколько причин. Во-первых, она второй по объему покупатель российского газа после Германии. В свою очередь, «Газпром» — крупнейший поставщик на турецком рынке. Динамика поставок неравномерна — в 2017-м Турция закупила 29 млрд куб. м российского голубого топлива, а в 2018-м, по предварительным данным, этот объем сократился на 4 млрд куб. м. Тем не менее поставки из России превышают суммарные закупки из других стран — Ирана, Азербайджана и других. Кроме того, в среднесрочной перспективе Турция демонстрирует рост спроса на голубое топливо. То есть она остается перспективным расширяющимся рынком.

Во-вторых, с нашей страной Турция готова реализовывать совместные проекты не только в газовой сфере.

В-третьих, расходы «Газпрома» на транспортировку голубого топлива в эту страну после запуска «Турецкого потока» сократятся. И это, пожалуй, самый важный довод.

Сейчас порядка 16 млрд куб. м российского газа идет в Турцию по «Голубому потоку». Остальное прокачивается через Украину, Румынию и Болгарию. «Турецкий поток» короче и энергоэффективней. Кроме того, на этом маршруте «Газпром», если упростить ситуацию, будет платить за доставку газа самому себе, а не странам-транзитерам. По самым скромным оценкам, прокачка 1 тыс. куб. м в Турцию по «украинскому коридору» сегодня обходится в $30. Но расходы не обнулятся после запуска обходного газопровода, поэтому просто сделать скидку на эту сумму или больше было бы странно. Поэтому, насколько известно, Турции предлагаются более выгодные, чем сейчас, условия, но в пределах разумного. В конце концов, проект «Турецкий поток» должен окупаться. Скидка не может съесть всю потенциальную выгоду от исключения стран-транзитеров из цепочки доставки российского газа.

Но традиции турецкого базара никто не отменял. По всей видимости, Реджеп Эрдоган и его коллеги считают, что их страна находится в сильной позиции. Связано это с реализацией стратегии, результатом которой должно стать превращение Турции в южные газовые ворота Европы, газовый хаб общеевропейского масштаба. С этой целью турецкое руководство включается как в проекты с Россией, так и в перспективные, на их взгляд, проекты с Азербайджаном, и обсуждает возможность взаимодействия с Израилем.

Но, как показали события 2015-2016 годов, иных крупных игроков, которые могли бы обеспечить Турцию газом, а также гарантировать ей статус заметного транзитера, кроме России, в регионе нет. Даже система газопроводов TANAP-TAP, реализуемая совместно с Азербайджаном, в лучшем случае может обеспечить 6 млрд куб. м для самой Турции и 10 млрд куб. м для ЕС. Это мощность одной нитки «Турецкого потока». Притом перспектив расширения, сопоставимых с российским проектом, у газотранспортной системы из Азербайджана нет. Все перспективы формирования газового хаба и роста его влияния связаны с Россией. И невозможно вновь шантажировать нашу страну уходом к другим поставщикам, как это было в конце 2015 года. Тем более что ни один из них не предоставит сопоставимых ценовых условий.

Кроме того, если Анкара чрезмерно затянет переговоры о формуле цены и тем самым сдвинет сроки начала поставок по «Турецкому потоку», она накажет саму себя. Ведь ей, по сути, придется платить по нынешним ценам (от которых она хочет получить скидку) дольше. Можно, конечно, надеяться, что Россия в итоге сдастся и предоставленная скидка компенсирует возможную переплату. Но в условиях, когда турецкое руководство намеревается повысить влияние своей страны в регионе и ради этого идет на конфликт со своими партнерами по НАТО, подобная стратегия не принесет плодов. Сегодня любое промедление турецкого руководства (и тем более неконструктивное упорство в области ценообразования) будет ухудшать его позиции.

Всё не заканчивается нынешним днем. Европа собирается наращивать импорт газа. И, возможно, строящиеся газопроводы через 10 лет придется расширять.

Стоит напомнить, что первоначально «Турецкий поток» должен был состоять из четырех ниток. Но в связи с известными событиями две из них мигрировали на север и возник проект «Северный поток». Направлений поставок российского газа много. Не все они упираются в Турцию.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Добавить комментарий