Алексей Учитель: «Без бюджетных денег наше кино уже умерло бы»

Скандал с фильмом «Матильда» на время заставил забыть о главном: Алексей Учитель — прекрасный режиссер. И без всяких скандалов.

«Дневник его жены», «Прогулка», «Космос как предчувствие», «Край» — это все его рук дело…

Недавно в Санкт-Петербурге прошел очередной фестиваль «Послание к человеку», президентом которого является Алексей Учитель. Отсмотрев работы конкурсантов, режиссер заявил, что российское кино не просто живо, а уже сейчас конкурентоспособно на мировом рынке. А еще сообщил, что скоро наконец-то приступит к съемкам нового фильма о Викторе Цое.

«ЛЕТО» МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ!»

— Эта картина о гибели лидера группы «Кино»: она посвящена последним дням музыканта и его смерти, — рассказывает Алексей Ефимович. — Собирался начать ее еще семь лет назад, но в силу разных обстоятельств не получилось. Сейчас вернулся к этой теме. Вернее, для меня это не просто тема, а человек, которого я знал, общался с его семьей и близкими друзьями.

— Получается, это уже третий ваш фильм о Цое?

— Сначала вышел фильм «Рок». Когда с Виктором случилась трагедия, я снял еще одну картину «Последний герой». В экспедиции познакомился с водителем «Икаруса», который врезался в машину Цоя. Этот человек не давал мне покоя 20 лет.

До трагедии он не знал ничего о группе «Кино», но авария перевернула всю его жизнь. Один из главных героев именно он — Владимир. А вообще это будет фильм-притча с простым сюжетом: близкие Виктора едут в автобусе в Санкт-Петербург и везут гроб с телом. Но картина не будет траурной, скорее светлой. Не раскрою пока секрет, кто в ролях, скажу только, что это знаменитые актеры, с некоторыми из них я работал раньше.

— Что вы думаете о фильме «Лето» Кирилла Серебренникова, один из героев которого Цой? Мнения зрителей и критиков разделились…

— Мне фильм очень понравился. И по атмосфере, и по форме, и по светлой ноте, которую взял мой товарищ Кирилл Серебренников. Картина получилась романтичной. Я верю персонажам на все сто процентов. Немного дернулся, когда увидел кадры с Ромой Зверем, играющим Цоя. Но через 10 минут к нему привык, и образ стал уже не только экранным, я представлял живого Виктора. Это и есть магия кино. Так что музыкант на своем месте, я не считаю выбор Кирилла ошибочным…

Когда я снимал фильм «Прогулка» и выбрал на главную роль Ирину Пегову, мне тоже говорили об ошибке. Но оказалось, что это не так. Даже о пышных формах актрисы минут через 10 забываешь, благодаря ее блестящей игре и энергии. И сразу в нее влюбляешься. Никого другого в этой роли невозможно представить. Так и с фильмом «Лето» — Роман буквально превратился в Виктора Цоя.

— У вас была идея снять фильм про Шостаковича. Что сейчас с этим проектом?

— После картины про Цоя я хотел бы вернуться к фильму о композиторе. Года полтора мы ищем на этот проект сценариста не только в России, но и в Англии, в Штатах. Постоянно ведутся переговоры. Надеюсь, через пару месяцев они закончатся, и мы приступим к работе.

Я изучал много материалов о Шостаковиче и открыл для себя совершенно другого человека. Мы мало знаем о его личной жизни и жизни, связанной с политическими событиями, происходившими в те годы в СССР. Это может быть удивительный фильм.

«МОЛОДЕЖЬ УШЛА ИЗ КИНОТЕАТРА»

— Можно ли сказать, что у российского кино есть свой стиль?

— Есть. И не один. Кино в России должно быть много и разного. И жанрового, и трагического, и комедийного. Есть фестивальные фильмы, они на уровне. Есть фильмы ремесленные, что тоже неплохо. Успехи российских режиссеров в мире связаны с автобиографичным кино. Таким, как «Движение вверх».

В этом году в Европу и Америку поехал фильм Константина Хабенского «Собибор». И фильм «Нелюбовь» Звягинцева я тоже считаю удачным, а не чернухой, как многие о нем думают. Кино ведь должно делать нас лучше. Видя этот «негатив», зрители невольно сравнивают себя с героями и задумываются, что они за люди. А это уже победа.

Поймите, кинематограф и киноиндустрия — два разных понятия. Киноиндустрия — это средний уровень, и он в последние годы в российском кино начал подниматься по режиссуре, по техническим параметрам, по компьютерной графике. Поэтому сразу произошел прорыв. Ведь лицо, язык, стили у нас всегда были.

— Можете назвать несколько режиссеров нового поколения, которые стали открытием лично для вас?

— Потрясающий режиссер Юра Быков. Три его первые картины — «Жить», «Майор» и «Дурак» — были сделаны на нашей студии. Он объективно один из самых талантливых режиссеров России. Ему не так много лет, всего 37. Я думаю, он еще многое сделает, и с нетерпением жду его нового фильма «Завод». А показатель его таланта — то, что известная компания Netflix для проката приобрела «Майора». Была сделана американская версия, которая с успехом прошла по всему миру.

Еще есть Кирилл Васильев, у которого на «Кинотавре» была интереснейшая короткометражка. Сейчас он сделал по ней полнометражную картину, и она победила на Выборгском кинофестивале. Ему, кстати, за 40, и он дебютант.

Также мне нравится Кирилл Юрьев, который скоро будет снимать очень интересный проект о Чукотке. Таких людей появляется не так много, но они есть. Так что в новое поколение я верю.

— Как вы относитесь к тому, что кино постепенно уходит с большого экрана в интернет?

— Еще несколько лет назад в кинотеатрах была молодежь. Сейчас все они ушли в компьютеры и интернет, а в кино ходит зритель уже среднего возраста. Та же компания Netflix показывает свои работы только через интернет, и это пользуется огромным спросом.

Насущная проблема для России — по-прежнему пиратство, хотя Роскомнадзор добился определенного успеха. К примеру, после выхода фильма «Матильда» каждый день они уничтожали до трехсот пиратских ссылок. Это огромная работа. Они этим занимались даже в выходные. Если бы не было пиратства, думаю, интернет со всеми его продажами стал бы хорошим подспорьем прокатчикам. Ведь только проката порой мало для самоокупаемости картины.

 

* С Юлией Пересильд и дочками Аней и Машей

 

«СЕРЕБРЕННИКОВ НЕ МОГ УКРАСТЬ»

— Как вы думаете, какие проблемы у сегодняшних молодых режиссеров?

— Да такие же, как и раньше. Когда я снимал «Рок» и «Манию Жизели», финансирование кино было только государственным. Это была довольно суженная, но все-таки прочная ситуация. Сейчас возможностей больше, но не все могут найти продюсера и деньги. Хотя в целом все не так уж и плохо. Ни одно государство в мире, за исключением, может быть, Франции, много и активно не помогает кинематографу. И наше кино давно умерло бы, если бы не было бюджетных денег.

А дебютанты сталкиваются с одной проблемой — найти продюсера, который в тебя поверит. Ведь дебют — это всегда риск. Продюсеры боятся вкладываться в начинающих режиссеров, поэтому финансовый вопрос всегда стоял и стоит во главе угла.

Но сейчас есть еще одна проблема — огромный дефицит профессиональных сценаристов. Всех талантливых ребят переманивает телевидение массовыми сериалами, и не всегда качественными. ТВ съедает этих людей, и художественное кино их теряет.

— Можно ли при государственном финансировании быть независимым художником?

— В последние годы я не вижу, чтобы государство оказывало особое влияние на авторов фильмов. Скорее уж это делает продюсер: влияет и на выбор актеров, и на содержание. Государство, которое активно помогает кинематографу, на мой взгляд, имеет право задавать определенное количество тематических направлений, которые ему интересны. И в этом ничего плохого нет. Но мне кажется, что даже в заданной тематике все равно делаются интересные и талантливые картины.

— А что вы думаете о ситуации, происходящей с Кириллом Серебренниковым?

— Жаль, что его не удалось освободить хотя бы на время следствия. И что он до сих пор отлучен от своей творческой деятельности. Тем не менее вышла картина «Лето» и два его спектакля. Это о многом говорит.

Зная и понимая суть личности Кирилла, я уверен, что он не мог украсть эти деньги, потому что такой художник полностью отдает средства на фильмы, спектакли, фестивали, которые он делает. По-другому он не может. Надеюсь, с этой ситуацией справедливо разберется следствие. Предсказать исход дела я не берусь.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий