Последний спортсмен «холодной войны»

В рамках Национального конкурса документальных фильмов XV международного кинофестиваля «Победили вместе» в Севастополе прошел показ одного из знаковых фильмов фестиваля, претендующих на главные награды — «Полет чемпиона» — о выдающемся рекордсмене мира по прыжкам в длину Игоре Тер-Ованесяне.

С режиссером фильма Сергеем Головецким мы говорили и о фильме и о его герое и о том, как он способствовал… окончанию холодной войны между СССР и США.

— Вашим соавтором и сценаристом по «Полету чемпиона» стал Герман Климов, личность не менее легендарная, чем Игорь Тер-Ованесян. Расскажите, как вы стали вместе работать?

— Герман Климов легендарный человек в мире спорта и в мире кино. Он состоял в сборной советского союза по легкой атлетике. Также Герман Климов является братом великого советского кинорежиссера Элема Климова, с которым они совместно в 1970 году сделали фильм «Спорт, спорт, спорт», (дипломная работа Г. Климова в качестве сценариста).

Так сложилось, что пути Германа Климова и Игоря Тер-Ованесяна много раз пересекались: у них был один тренер, очень часто на советских соревнованиях Тер-Ованесян занимал первое место, а Климов второе.

Примечательно, что у Владимира Высоцкого есть трагическая песенка о прыгуне в высоту, которая посвящена спортсмену, прыгавшему за мировой рекорд, но который все время заступал. Высоцкий, сам пишет в своей книге, что прообразом для этой песни стал его друг, талантливый прыгун Герман Климов.

Поэтому я попросил Германа Климова о совместной работе. Наш предыдущий фильм «Дуэль. Финал» об интереснейшей схватке в мире большого спорта между СССР и США, длившейся в течение 1958-1985 годов. Это была, наверное, самая красивая часть в истории холодной войны.

Всего прошло 19 легкоатлетических матчей на стадионах Америки и Советского союза, из которых: 15 соревнований выиграли советские спортсмены, четыре матча выиграли американцы и только один матч прошел вничью. Тогда победа в соревнованиях СССР и США, была больше чем просто спорт. Кстати говоря, Тер — Ованесян пыталось завербовать ЦРУ. Но безуспешно, конечно. Правда, в фильм эта история не вошла.

— Это не первый ваш фильм, в котором вы обращаетесь к спортивной тематике. Можете рассказать, откуда у вас такой интерес к спорту, в частности к легкой атлетике?

— Тема действительно мне очень близкая. Первая моя страсть — это легкая атлетика, а кино только вторая. Дело в том, что мой интерес к этой теме обусловлен моим юношеским увлечением, когда я мечтал о высоких результатах и большом спорте.

Как говорили древние греки, если юноша не стремится к спортивным достижениям, то он попросту обижен богами, поэтому естественно, что все мои ровесники и я сам, были увлечены спортом. С 1971 года активно выступал в юношеских соревнованиях, поэтому герои моих последних фильмов —давние кумиры, о спортивных достижениях, которых я знал все. Поэтому мне было интересно и радостно общаться с ними и делать о них кино.

— Какая черта характера Игоря Тер-Ованесян вас поразила больше всего?

— Игорь Тер-Ованесян, помимо того, что это легендарный спортсмен, интересен своим безусловным обаяние. Потому что статус звезды может вскружить голову, но настоящая личность всегда крупнее своего статуса. Я думал над тем, почему происходит звездная болезнь, на мой взгляд, это следствие того, что статус оказывается больше личности. Тер-Ованесян, как личность крупнее всех высочайших статусов, которые он достиг, поэтому он интересен, поэтому он неисчерпаем. Приближаясь к нему, ты ощущаешь внутренний масштаб этого человека.

— Что для вас было наиболее важным при создании фильма?

— Самое важное, чтобы герой испытывал к нам доверие, подчас этого очень непросто добиться. Зачастую журналисты и документалисты грешат небрежностью, из-за чего может пострадать герой. Поэтому нам помогло доверие со стороны Игоря Арамовича. А в остальном мы следовали за героем и за ситуацией—это был процесс приятного взаимного общения.

— Не кажется ли вам, что Игорь Арамович, показал себя в фильме не только как спортсмен, художник и философ, но и как актер?

— Игорь Тер-Ованесян по жизни игрок, публичный человек. Он с одной стороны играет, с другой стороны это является его формой защиты. Это особенно проявляется в эпизоде, где Игорь Арамович, рассказывает о рекорде Боба Бибона, который прыгнул в длину, на рекордные 8 метров 90 сантиметров на Олимпиаде в Мехико. Своим прыжком Боб Бибон, как бы сказал: «ребята вы видите, только что, это была яма для прыжков в длину, где прыгала мировая элита, а сейчас эта яма превратилась в детскую песочницу».

После этого события все достижения оказались обесцененными. Это был мощнейший удар, который Игорь Тер-Ованесян с достоинством выдержал, а Бибон в своей в карьере, так и остался памятен благодаря своему единственному рекорду, после этого даже близко к нему не подобравшись.

— Как вы думаете, если абстрагироваться от личности Игоря Тер-Ованесяна, о чем ваша картина?

— Эта картина о том, что бывших рекордсменов мира не бывает. Однажды оказавшись в пространстве предела возможного, человек испытывает что-то такое, что не уходит из его памяти никогда. Он все время остается в этом моменте.

По Жаку Лакану — человек является проекцией своих потаенных желаний. А где это может быть отражено лучше, чем во сне? Поэтому Тер-Ованесян говорит: «Мне снится, что я лечу». Он не отказался от этого мирового рекорда, несмотря на возраст — во сне он все еще летит и не может остановить этот прыжок. Я думаю, что это участь всех мировых рекордсменов, ставших пленниками этого предела. Все их усилия направлены на то, чтобы снова заглянуть за горизонт своих возможностей.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий