Захар Прилепин: Уроки русского?

Материалы по теме

Захар Прилепин: «Во всем виновата Россия? Смешно!»

В Туле Кобзон вручил Ларисе Долиной приз «За все хорошее»

«Белый Ягель» поедет в Оренбург

Писатель и публицист Захар Прилепин, стал одним из руководителей первого Международного кинофестиваля «Герой и время». 

В Железноводске, где проходил кинофестиваль, Захар ответил на несколько вопросов о последних событиях в своей жизни, и о том, как он к ним относится.

— На фестивале вы стали не только одним из руководителей, но и вошли в состав жюри конкурса неигрового кино. Зачем это нужно вам, писателю?

— Ну, хотя бы потому, что только участие в жюри, может заставить меня посмотреть хоть какое-то кино. А здесь, как вы понимаете, я был приговорен использовать свое время для просмотра фильмов. И каких! Вы не поверите, я был так растроган несколькими картинами, что у меня слезы по щекам текли.

— Но вы ведь, наверное, еще и были очень рады тому, что удалось свершить

— Да, вместе с Эдуардом Бояковым, Сергеем Пускепалисом мы осуществили эту затею. Было приятно видеть, как местные жители и гости радовались, махали руками и всячески выражали свой восторг, когда по красной дорожке шли Сергей Безруков, Пелагея, Владимир Меньшов, другие артисты… Я всё это видел своими глазами. Для них это был праздник и огромная радость.

— В декабре минувшего года вы стали заместителем художественного руководителя МХАТ им. М. Горького по литературной части. Что-нибудь за эти полгода удалось сделать?

— Кое-что точно удалось. Я занимаюсь спецпроектами по поэзии, музыке, развитию в театре каких-то направлений, которые, в моем понимании, сегодня должным образом не представлены. Запускаю, например, проекты «40 поэтов» и «40 музыкантов»,

— А можно об этом немного подробнее?

— Речь, в частности, идет о проектах, которые не знает московская снобистская публика и игнорируют раскрученные радиостанции. Наша музыка и музыкальные группы задавлены попсой, популярными медиаформатами. А ведь есть интересные, умные, серьезные музыканты: «Аффинаж», Бранимир, «Ундервуд», «25/17», Хаски, Рич. Это люди, которые способны на негламурные акустические проекты, могут что-то спеть, сказать, сообщить, поговорить с людьми. Буду заниматься налаживанием этого диалога. Там, где было пространство высказывания, муки, человеческой беды, где что-то происходило, опять вылез шоу-бизнес».

— На НТВ вы ведете программу «Уроки русского», которая кажется очень интересной. Как вам удается балансировать между ура-патриотами и либералами? И высказывать свою умеренную позицию?

Не боясь показаться нескромным, замечу, что в этом заключается мое умение четко и ясно формулировать свою позицию. Среди моих товарищей, друзей есть ортодоксальные патриоты – сталинисты, ксенофобы, и каждый из них пытается убедить меня, что он прав, и мне с ним по пути. Я обычно отвечаю всем им так: Да, я разделяю ваши взгляды убеждения, они мне близки и понятны, но при этом хочу выражать их более четко и ясно. И высказываю в этой программе на телеканале, который многие считают провокационным, более сложную точку зрения, чуть более разноцветную. Поверьте, делаю это не из вредности.

К примеру, у меня достаточно строгие гендерные взгляды на межполовые отношения, и я к примеру, отрицаю для себя однополые браки, не хочу, чтобы эту тему везде и повсюду обсуждали. Но я никогда не буду зоологическим гомофобом, не стану бегать с флагами, и кричать: ату их, в тюрьму, в ссылку, на каторгу!

Ну это не органично для меня. Мне не нравится гомосексуализм как идеология, которая распространяется на все сферы жизни. Но в личном плане, кто человек по своей ориентации, мне все равно. Мне, например, интересен гениальный музыкант Марк Алмонд. И осуждать его за то, что он спит не с теми, а с этими – я не стану. Вообще, я не люблю, когда мне давят на мозги, и не важно, либералы это, консерваторы, или, к примеру, не слишком адекватные экологи.

Источник: mirnov.ru